Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:22 

Что бы ни случилось | Come What May

everybody be cool. you b e c o o l.
Название: Что бы ни случилось | Come What May
Автор: Mish Mish
Бета: Arien
Фандом: кроссовер Glee и Moulin Rouge
Пейринг: Блейн/Курт, Карофски/Курт
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance, angst
Саммари: У ног прекрасного Курта двое мужчин – один готов преподнести ему весь мир, а второй просто себя, ведь кроме этого у него ничего нет. Какой выбор сделает молодой парень, привыкший продавать свое тело и свой талант? А выбора у него нет, его уже давно сделали за него.
Статус: в процессе
Дисклаймер: Ни на что не претендую. Все принадлежит Мерфи и Базу Лурманну.
Предупреждения: Пока вроде бы никаких…
От автора: Итак, песни… Они выделены курсивом, так что вы их не пропустите…
Я буду к каждой главе выкладывать песню, чтобы вы могли представить себе это…
Это была очень тяжелая работа, так что не судите строго…



Muzicons.com

Пролог


Париж 1900

Жил-был парень молодой,
С удивительной, восторженной душой,
Он много в жизни повидал,
Странствуя по дальним краям


В темной, мрачной деревне, полной развратных женщин и похотливых мужчин, стоял высокий дом, на вершине которого висела сломанная вывеска со словом Lamour. Люди отзывались об этой деревне, как о месте полном греха, где царили Содом и Гоморра.

Застенчивый и милый парень,
Но он был мудр не по годам,
Однажды нас свела судьба
И мы болтали по душам,


В грязной серой комнате около стены, сидел юноша в белой рубашке и черных запачканных брюках. Он прятал лицо в согнутых коленях, его пальцы слабо держали полупустую бутылку, готовую вот-вот выпасть из его рук на измызганный пол. Вокруг него были разбросаны листы бумаги, по углам темной комнаты стояли пустые бутылки из-под спиртного.
Он устало поднял голову и взглянул на свою пишущую машинку, освещенную луной. Черные завитки его волос запутаны и неряшливы, щеки, обросшие щетиной, были влажными от слез.

И он раскрыл мне глаза,
Научил меня как жить.


Блейн сел за стол и испустив небольшой вздох, посмотрел на чистый лист бумаги.

Что нет больше радости на земле,

Он начал печатать. Маленькие черные буквы, появляющиеся на белой поверхности листа, рябили в уставших глазах парня.

Чем быть любимым

Из-за подступающих слез, Блейн с трудом мог разобрать, что писал. Он передвинул каретку пишущей машинки, облизав пересохшие губы.

И любить.

“Мулен Руж. Ночной клуб.”

Воспоминания нахлынули на Блейна в виде ярко одетых девушек с броско накрашенными глазами и чувственными губами.

“Танцевальный зал и бордель, где правит балом Рейчел Берри”

Фигура невысокой брюнетки с большими глазами и скверным характером всплыла в голове Блейна неясным образом.

“Царство ночных удовольствий… куда приходили богатые люди, чтобы повеселиться с прекрасными созданиями со дна общества. Самым прекрасным из них был юноша, которого я любил. Курт. Жиголо. Эскорт. Он продавал свою любовь мужчинам. Его называли «Сверкающий Бриллиант».”

Мелкие черные буквы уже перестали волновать Блейна. Он не видел, что писал, его пальцы двигались по клавишам автоматически, они помнили эти движения наизусть. Сам юноша был погружен в мысли о сверкающих стендах, ярких платьях и обольстительных улыбках.

“Он был звездой в Мулен Руж”

Блейн сдвинул каретку и всхлипнул, проводя рукой по волосам, убирая с глаз непослушные черные кудри. Слезы подступали, и он не мог их остановить.
Блейн посмотрел в окно на широкое здание с нелепой мельницей и вывеской со словами «Мулен Руж»
Вздохнув, он снова принялся печатать.

“Юноши, которого я любил… уже нет…”

Глава 1 “Мир богемы”



“Впервые я, Блейн Андерсон, приехал в Париж год тому назад. Шел 1899 год. Лето любви. Я ничего не знал ни о Мулен Руже, ни о Рейчел Берри, ни о Курте.”

В то время мир охватила богемная революция [1] и Блейн, проделав долгий путь из Лондона в Париж, приехал, чтобы стать частью её.
Он вышел из вагона поезда и с улыбкой огляделся по сторонам. Уже здесь чувствовался запах богемы. Пусть это только вокзал, но сердце уже трепетало в предвкушении.
В его руке был небольшой черный чемодан, а за спиной, на плотном ремне – гитара. Блейну нравилось играть. Он сочинял музыку и стихи к ней.
Помимо личных вещей, в его чемодане лежала печатная машинка и стопка чистых листов.
Юноша шел по улицам, с любопытством оглядывая дома и магазины.
На холме, рядом с Парижем располагался городок Монмартр и Блейн направлялся туда.
Большие чугунные ворота с названием городка впечатляли своей необычностью: сделаны они были в виде лица, а арка позволяющая войти в город была исполнена в виде широко открытого рта. Блейн помнил, что ему говорил отец насчет этой деревни: “Это место порока!“ – до сих пор звучало в голове Блейна. Но сам юноша так не думал. Для него это место было центром мира богемы. Там были все: музыканты, художники, писатели, поэты. Их называли детьми революции. Одного такого Блейн заприметил, стоящего у магазина цветов с гитарой в руках. Молодой человек играл забавную мелодию, а стоявшие рядом люди подпевали ему.
Блейн с восхищением смотрел на все это, идя к высокому зданию, в котором он заранее снял комнату. Дом был очень высок и необычен, впрочем, как и все в этой деревне. Под самой его крышей висела вывеска с красными буквами, составляющими слово Lamour.
Именно на этом этаже Блейна поселила весьма суровая на вид женщина, имени ее Блейн не запомнил, но зато сразу усвоил, что ренту нужно будет вносить каждую пятницу.
Бросив чемодан около окна, которое открывало вид на почти весь городок, но в особенности на большое, широкое здание, вывеска которого гласила: «Мулен Руж».
Блейн закатил рукава своей белой рубашки, положил гитару на кровать и достал из чемодана пачку листов и пишущую машинку.

“Я приехал, чтобы проникнуться богемным духом. Я приехал, чтобы вести нищенское существование. Я приехал, чтобы писать о правде, о красоте, свободе, о том, во что я верил больше всего – о любви!”

Он установил лист в машинку и довольно улыбнувшись, взял гитару, чтобы начать сочинять.
Блейну хотелось написать о любви, но его отец не верил в любовь. Ни в какую любовь. И он не верил в Блейна больше, когда узнал, какой любовью увлекается его сын. Блейну нравились парни. И он верил в любовь в отличие от его недалекого отца.

“Но есть одна проблема: я никогда еще не любил.”

И в тот момент, когда он провел пальцами по струнам гитары, на него с потолка свалилась потерявшая сознание белокурая девушка.
Свалилась в буквальном смысле. Возможно, потолок был не таким уж прочным и потому обвалился.
Когда пыль осела и Блейн смог разглядеть хоть что-то, он увидел, что блондинка, одетая в мужской костюм, с криво нарисованными усами на лице, висела под его проломленным потолком, обмотанная толстым канатом за лодыжку.
И стоило этому всему произойти, как к Блейну в комнату вломился высокий парень в одежде монахини. Блейн в шоке смотрел на все это, отмечая, что красная рубашка парня была измазана красками, а ткань, накинутая на его голову, была грязной и изношенной.
-Здравствуйте! – начал тараторить парень, подходя ближе. – Меня зовут Финн Хадсон. Я извиняюсь за этот инцидент, мы наверху репетировали пьесу…
-Что?! – непонимающе воскликнул Блейн, стараясь перебить парня в костюме монахини.

“Пьесу, что-то очень модное, под названием «Феерия Феерий»”

-Вы извините нас, она страдает нарколепсией, - продолжал Финн, улыбаясь. – Иногда она просто теряет сознание…
-Ну как она? – в отверстие в потолке появились еще три человека.
Азиатка, с длинными черными волосами, молодой парень в очках и в инвалидном кресле и еще один парень азиатской внешности в смешном цилиндре.
Блейн шокировано уставился на них. Он не знал, как реагировать на это. В его комнате пробит потолок, потерявшая сознание девушка, висевшая вверх ногами, раскачивается из стороны в сторону под потолком, по его комнате бродит парень, одетый монахиней.
-Опять припадок! – воскликнула азиатка. – Из-за Бриттани я не смогу вовремя закончить пьесу, а это значит, завтра у нас будут серьезные проблемы.

Блондинка уже начала приходить в себя, по крайней мере, Блейну так показалась, потому что она неопределенно покачала головой.
-Точно, Финн, - подхватил парень в очках, - Ведь я еще не дописал музыку.
-Я найду кого-нибудь на эту роль, - широко улыбаясь, заверил друзей Финн.
-Я думаю, что нам будет не так уж просто найти кого-то на роль радостного и чувствительного поэта-пастуха! – фыркнула девушка.

***


Не успел Блейн и глазом моргнуть, как уже заменял потерявшую сознание девушку.
Блейн, которому вручили текст и поставили на небольшую лестницу посреди импровизированной сцены, оглядывал помещение.
Эта квартира была намного больше его небольшой комнаты. Половину всего пространства занимала самодельная сцена с картонными горами. Справа от Блейна было широкое окно, из которого вид на деревню был не менее хорош, чем из окна в его комнате. Слева находилась большая стойка, загроможденная всяким хламом, чуть дальше – кровать, на которую уложили бессознательную Бриттани. Рядом с кроватью была дыра, ведущая в комнату Блейна.
Он с любопытством наблюдал за тем как Финн, одетый монахиней, сидел у подножья картонных гор и пел:

Холмы оживают,
Потому что я песни пою…


Репетиция была в полном разгаре, но азиатка, которую, как узнал Блейн, звали Тиной, смотрела на все это с недовольством и непониманием.
-Стоп! Стоп! – закричала, наконец, она, когда Финн вытягивал особенно длинную ноту.
Парень в очках, имя которого было Арти, перестал играть и повернулся к девушке.
-Я же просила, - Тина подбежала к нему, в отчаянье заламывая руки, - Ты так барабанишь, что не слышно моих слов!
Финн устало посмотрел на друзей.
-Разве на пианино нельзя играть потише? – спросила она Арти.
Похоже, между ними возникли творческие разногласия.
-Монашка не могла так говорить о холмах. - Произнес азиат по имени Майк, когда они приостановили репетицию и собрались для обсуждения.
Блейн продолжал стоять на лестнице и в непонимании наблюдать за тем, что происходило внизу.
-А что, если сделать так, - предложил Арти, - Ожившие холмы разнесли мотив.
-Нет! Нет! – запротестовал Финн, наполненный энтузиазмом – Холмы содрогаются и гудят.
-Нет, нет, нет, - вмешался Майк – Холмы зазвучат…
-Эй… - подал голос Блейн, но на него никто и внимания не обратил.
-В холмах воплощается гармония музыки… - пробормотала с кровати Бриттани и вновь отключилась.
-Нет…- хором проговорили все.
-А если… - попробовал снова Блейн.
-Холмы…
-Холмы поющие…
-Холмы…
Блейн неуверенно оглядел всех присутствующих и, приняв какое-то внутреннее решение, набрал в грудь воздуха.

Холмы наполнены
Музыки звуками


В комнате воцарилась тишина и нарушила ее вновь проснувшаяся Бриттани.
-Холмы оживают со звуками песни… Отлично. – Она улыбнулась, глядя на Блейна, и тот облегченно выдохнул.
-Холмы оживают со звуками музыки… - Арти повернулся к Блейну. – Отлично подходит!

Песнями, что пели они
Тысячи лет.


Блейн пел с улыбкой, ему нравилось это, ему нравилось петь, нравилось видеть восхищение на лицах этих людей, нравилось сочинять и нравились эти холмы, наполненные музыкой. Он чувствовал себя здесь как дома.
-Это великолепно! – проговорил Финн, заставляя Блейна улыбнуться. – Тина, вы должны писать пьесу вместе!
-О чем ты? – возмущено начала девушка.
Идея Финна явно пришлась ей не по душе.
Она быстро собрала свои вещи, и громко крикнув:
– Прощайте!
Ушла, хлопнув дверью.

***


-За твою первую работу в Париже! – улыбнулся Финн, делая глоток, взявшегося непонятно откуда абсента.
Блейн даже предположить не мог, как бокал с алкогольным напитком оказался у парня, ведь ничего похожего он не заметил, когда оглядывал комнату.
-Финн… - неуверенно начал Арти, - Но Берри не согласится. Не обижайся, - он повернулся к Блейну, - но ты когда-нибудь писал пьесы?
-Нет. – Покачал головой Блейн.
-Но у парня талант, - проговорила Бриттани, подходя к лестнице, на которой до сих пор стоял Блейн. Она протянула руку и не глядя оперлась ладонью на его ногу, поглаживая ее пальцами. – Он мне нравится… Я ценю его талант…
Блейн смущенно потоптался на ступеньке, смотря, как Финн отвозит Арти в сторону.
-Холмы оживают со звуками песни… Знаешь, Арти, - тараторил Финн, не замечая того, что Блейн стал прислушиваться к их разговору, - С Блейном мы сможем написать самую богемную, революционную пьесу о которой мечтали.
-Но как убедить Берри? – обеспокоенно посмотрел на него Арти.
И у Финна был план, как понял Блейн. Он видел безумную идею, зарождающуюся в его глазах.
-Курт. – просто произнес он.

Конец 1 главы.


Сноска:
[1] Первая Богемная революция была начата в 1898 году, где все творческие люди видели, сочиняли, думали только о любви. Богема – это своего рода, эксцентричный стиль жизни, который ведут художники, писатели, музыканты и пр., обычно пребывающие в условиях нестабильного дохода.

@темы: PG-13, Персонаж: Блэйн, Персонаж: Курт, Фанфики: макси

Комментарии
2011-04-13 в 08:58 

Али ДжиДжи
Бог по умолчанию.
МуленКлэйн в действии))здорово))) очень жду сцену первой встречи Курта и Блэйна))))
а дальше сюжет будет также ровно по мюзиклу?)

2011-04-13 в 16:14 

everybody be cool. you b e c o o l.
Спасибо) Сегодня продолжу писать)
Ну, в первую очередь - да, но некоторые моменты я буду опускать, некоторые припысывать...
Если есть какие-то особые пожелания, то я с удовольствием выслушаю))

2011-04-13 в 18:54 

solis.corvinus
Никому не обязан, ни к чему не привязан, ни на что не пригоден, потому и свободен. ©
Мулен Рууж :heart:
мне очень нравится :red:

2011-04-13 в 19:17 

everybody be cool. you b e c o o l.
solis.corvinus Я рада, спасибо, что прочитали))

   

Klaine Community

главная