Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:06 

Фик "Коробка, полная острых объектов"

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Название: Коробка, полная острых предметов
Автор: Entony Lashden
Бета: sasta; Hideaki
Размер: мини
Пейринг: Курт Хаммел/Блейн Андерсон
Жанр: юмор, флафф
Рейтинг: R
Краткое содержание: У Курта много нереализованных желаний, но он тщательно скрывает их

- Ты правда не смотришь, да?
- Конечно. Конечно, не смотрю.
- Точно?.. Курт, черт, ты подглядываешь! – переливистый смех Курта Хаммела можно носить на шее как украшение – главный дизайнер «Bulgari» уже работает над этой идеей.

По четвергам Курт Хаммел работает натурщиком: он вытягивает на кровати свои длинные ноги, опирается на локти, чуть привставая, поворачивается в три четверти, выгодно демонстрируя свое лицо, смеется, запрокидывая голову и закрывая глаза. Каждый раз, когда Блейн подсаживается к нему и пытается дотронуться до наглухо застегнутого ворота рубашки, произведение искусства фыркает и падает на спину. Ладонь Блейна висит в воздухе до тех пор, пока Курт, извиняясь, не сцепляет их пальцы.
Курту нравится заниматься сексом с Блейном – трудно поставить это под сомнение, когда есть весомые доказательства в виде расцарапанной спины и севшего голоса. Курту нравится, когда Блейн дотрагивается до него, когда целует, когда обнимает, Курту нравится спать вместе, нравится делать вместе покупки, нравится вместе дурачиться – Курту нравится быть с Блейном, жить с Блейном, и поэтому таким абсурдным кажется желание спрятать это все. Нелепый страх перед окружающими: «Не целуй меня: кто-нибудь может увидеть», глупые претензии: «Ты ведешь себя вызывающе!», «Ты специально обращаешь на нас внимание!», просьбы: «Закрой дверь», «Выключи свет и накрой нас одеялом!» – к какому-то моменту это все прекращает быть милой стеснительностью.
У Курта Хаммела хватило смелости остаться самим собой, а теперь ему не хватает сил, чтобы быть счастливым. Внутренняя дева Курта Хаммела бьет его по рукам линейкой, если он тянется на людях к Блейну: пойдут слухи, их будут обсуждать, а Курт очень устал отмываться от грязи.
Поэтому теперь он лежит на подушках с красивой вышивкой, которые купил в прошлый вторник, изредка потягиваясь за чашкой свежесваренного кофе, рассматривает потолок и находит полное удовлетворение в эмоциональной близости. Курт – усталая жена эсквайра, чей муж всегда попадает в какие-то скандалы. Ему хочется вышивать крестиком, гладить свою собачку и растроганно смотреть на детишек в саду, а не рассказывать всем вокруг о том, как отлично умеет заниматься любовью его партнер. Ну, может, иногда бы он кому и рассказал… Ну ладно, и собачка ему не особенно нужна, можно ведь гладить Блейна. Да и на черта им дети в саду, если там можно случайно испачкаться, а потом снять одежду, и точно так же случайно уронить Блейна на землю и упасть на него… – Курт задумчиво прикусывает губу.
Курту хочется. Очень хочется позволить себе столько же, сколько позволяет себе Блейн. Но он не может.

- …держи.
- Что это? – Курт поднимается с подушек - Блейн протягивает небольшую коробку и садится рядом, сохраняя зону комфорта: пять сантиметров от тела, никаких прикосновений ниже талии.
- Это все, что я хочу с тобой сделать, – улыбка краем рта.
- Ты сложил все свои… – Курт проводит пальцами по его щеке и останавливается на подбородке, -… желания в коробку?
- Если ты сейчас скажешь «Там им и место» - я убью тебя, – Блейн трется носом о ладонь и открывает рот, оставляя влажный след.
- Очень метафорично … – Курт подносит кисть к губам и забирает поцелуй.
- Слушай, – упирается рукой позади Курта и наклоняется ближе, – я не хочу ранить тебя. Или причинить боль. Или сделать что-нибудь, что огорчит тебя, – под шеей – очень чувствительное место, там хватает одного касания языком ключицы, чтобы Курт открыл рот, забыв, что хотел сказать. - Я хочу, чтобы ты был счастлив. Хочу, чтобы мы оба были счастливы, но ты постоянно себя ограничиваешь. И ограничиваешь меня, а ведь я точно не подписывался на аскетизм и целибат. Хватит думать о других людях… – Курт мотает головой и поворачивается к Блейну, упираясь носом в нос.
- Это коробка, полная острых предметов, – глаза темнеют, и Курт закусывает изнутри щеку. – А я не хочу порезаться…
Блейн хрипло смеется и кладет ладонь на поясницу Хаммела, легко нажимая пальцами на бок и приглашая лечь.
- У тебя есть такая же. Ты тоже сможешь придумать кучу вещей, о которые я смогу пораниться, – водит рукой под кроватью и аккуратно ставит картонку на живот.
- О, они одинакового цвета.
- Конечно. Чтобы они гармонично смотрелись на наших прикроватных тумбочках. В нашем загородном доме. С газоном и садом.
- Прикроватные тумбочки – это чересчур, – Курт вертит в руках коробку: а ведь действительно хороша для прикроватной тумбочки, – и отставляет на пол, укладываясь под руку Блейна. – Я даже не уверен, захочу ли я спать с тобой в одной комнате…
- Прекрати краснеть, – Блейн опирается на руку и целует в щеку, потираясь лбом о висок.
- Почему? – обнимает за шею и надавливает ладонью между лопаток, прижимая к себе.
- Я обещал родителям, что мы будем только спать и смотреть фильмы с Томом Крузом, – фырканье.
- Ну ты и развратник! Фильмы с Томом Крузом…

*
Попросить у Блейна сделать все, что захочется, – Курт накрывается одеялом с головой, пытаясь спрятаться от собственных желаний. Можно попросить поцеловаться на носу корабля… или там – здорово придумано – отыграть сцену из «Титаника». Или заставить его спеть партию Билли из «Чикаго». Или… завтрак в постель - живот приятно тянет от внезапной фантазии: растрепанный Блейн аккуратно ставит поднос и заваливается рядом, подставляя губы под утренний поцелуй: «Солнышко встало». «Доброе утро», – отвечает ему Курт и трется носом о влажные волосы, пододвигаясь на подушке. «Завтрак… – у Блейна блестят глаза, – …или секс?»
Курт сжимает ладони, глубоко вдыхая, и поворачивается на кровати, ища коробку и включая торшер.
- Курт?..
- Спи, – привычно протягивает ладонь, чтобы погладить щеку, и, не отрываясь, мелко пишет на линованной бумаге.
Ночью все кажется проще и как-то откровеннее – Курт укладывается ближе к четырем, когда переносит на клочки бумаги все содержимое ящика Пандоры, в котором держит свои желания.

*
- …если я запущу туда руку, меня точно не укусит змея? – Курт опасливо заглядывает под крышку, вороша бумажки.
- Ничего не могу обещать. Но если она ужалит тебя в губу, я клянусь отпить из твоих уст, Ромео, чтобы мы умерли вместе.
- Ты слишком мужественная Джульетта… – Курт вытягивает сложенный вдвое кусочек бумажки и сжимает его в кулаке.
- Ты полон стереотипов, – они смотрят друг на друга и переводят взгляд на свои бумажки. – Никаких отнекиваний, никаких претензий, только радость, счастье, любовь. Идет? – Курт закатывает глаза и разворачивает желание Блейна.
- Господи, Андерсен… – поднимает глаза, комкая кусок бумаги. – Я всегда знал, что с тобой что-то не так.
- Ну знаешь ли… – Блейн насмешливо изгибает бровь. – Тебе, по крайней мере, не надо идти готовить завтрак…
- Изображая Холли из «Завтрака у Тиффани», – Курт дьявольски улыбается, стягивая с себя майку.
- Да. Точно. Я чуть было не упустил эту крошечную деталь… Хорошо, что родителям рано на работу, мистер Хаммел…
- Мне нужна твоя одежда, – Блейн подло хихикает, открывая дверь шкафа. – Только не костюм Пиноккио – моя репутация этого не выдержит…
- Лови, – бросает какую-то красную тряпку, и Курт вскрикивает, отскакивая назад. – Ты принял куртку за змею? Может, нам стоит обратиться к врачу?.. – участливо наклоняет голову набок.
- Какую змею!.. А вдруг бы ты решил бросить в меня один из своих ужасных блейзеров?!
- Ты любишь мои блейзеры!
- Да, потому что я люблю тебя! – Курт упирается руками в бока и сварливо спрашивает: - Что это?
- Куртка капитана футбольной команды.
- Ага, будешь моей чирио, Холли? – Блейн смеется и протягивает джинсы. – У меня написано, чтобы я надел твою одежду.
- Это моя куртка. Я когда-то забрал ее у Купера, чтобы чувствовать себя более уверенно, рассказывая друзьям истории о своих успехах в спорте… Я пойду готовить завтрак, – Блейн прикрывает дверь.

И вправду ходил в ней какое-то время – на воротнике еще сохранился запах одеколона, рукава обтрепаны по краям – замок плохо слушается, и Курту приходится резко потянуть, застегиваясь почти до горла. Ему определенно идет красный – оправляет куртку и засовывает руки в карманы.
- Холли, детка?.. – Курт спускается по лестнице, вслушиваясь в грохот на кухне.
- О, милый!.. – Блейн тянется к нему за поцелуем и обтряхивает ладони от муки над раковиной. – Я решила приготовить нам завтрак – ты знаешь, что-нибудь легкое для моего котеночка, – но плита была решительно настроена против меня! Может, позавтракаем на улице? Такое чудесное утро стоит отметить с чудесным мужчиной и чашкой отличного кофе…
Курт забывает улыбаться ему: Блейн, в вытертой майке, по локоть в муке, со спутанными волосами и какой-то чертовщиной в глазах, выглядит самым привлекательным существом во вселенной, и поэтому Курт не смеется над его волшебным превращением в Холли Голайтли; Курт обнимает его со спины и прижимается губами к затылку:
- Превосходная идея, дорогая… – Блейн оборачивается и едва дотрагивается до подбородка Курта полуоткрытыми губами:
- Это звучит очень сексуально, Курт, – магия пропадает.
- Это все куртка, не я, – смущенно отводит глаза и отстраняется. – Идем пить кофе.
- Нет-нет, иди за коробками! – Хаммел изумленно округляет глаза.
- Мы будем продолжать этим заниматься? До каких пор?
- Ну, пока ты не начнешь произносить вслух то, чего хочешь.
- Сейчас я хочу тебя покалечить, – они вместе поднимаются, и Курт покорно достает еще одну бумажку:
- Мои страдания явно неравноценны твоим. «Держаться за руки до школы».
- «Надеть мой пиджак». Ты с ума сошел. К тому же, эта штука с переодеванием… – Блейн хочет сказать «приелась», но Курт мстительно протягивает ему свой пиджак, расшитый пайетками, говоря всем своим видом, что, мол, кости брошены, Рубикон перейден, назад дороги нет, и вообще, такова жизнь.
- Тебе очень пойдет, Холли.
- Ага, моя красная куртка тоже будет гармонично смотреться с твоими пунцовыми щеками, когда мы пройдемся парой.
Курт складывает в сумку коробки и быстро сбегает вниз по лестнице, надеясь избежать очередной идеи Блейна.
- …может, мне надеть к этому пиджаку леопардовые лосины?
- У тебя есть леопардовые лосины? Я могу попросить тебя перестать быть моим бойфрендом? – Блейн фыркает в его плечо и крепко берет за руку.
- Я приберегу их для нашего загородного дома и, поверь, – наклоняется к шее и целует под ухом, – ты будешь умолять меня надеть их.

На них оглядываются, хотя чего еще следовало ожидать: недоделанный футболист, влюбленный в прическу Бэкхема, и его жизнерадостный чирио, укравший пиджак у Майкла Джексона – и Курту, конечно, хочется иметь классные черные очки на пол-лица, чтобы краснеть не так откровенно.
- У тебя потеют руки, милый, – Блейн перехватывает ладонь над запястьем и растекается в улыбке. – Как будто тебе пятнадцать, Курт.
Надо бы сыронизировать, но Курт только ерошит его прилизанные волосы и отпускает руку.
- В пятнадцать у меня не было напарника для эпатажа публики, – Хаммел обнимает Блейна за талию, пропуская пальцы под ремень джинсов.
- Но теперь он есть… – щурится на солнце Блейн и кладет ладонь поверх пальцев Курта.
Красивый, самоуверенный и талантливый напарник для эпатажа публики – Курт мечтал об этом с тех самых пор, когда был маленьким мальчиком.

Они входят в школу в свете прожекторов: все замирают, разглядывая их, и Курт впервые думает о том, как некоторым не идет изумление и зависть: слишком уж безобразными становятся лица. Они оба выглядят хорошо даже не в своих вещах, а люди уже зло шепчутся, пытаясь найти в них изъян, – сильнее прижимает к себе Блейна. Может, Андерсен недоволен именно из-за этого? «Курт, мы же лучше всех, какого черта мы должны стесняться этого?!»
- …бумажку! – Курт слышит только конец фразы, но Блейн уже расстегивает сумку, открывая коробки. – Бери давай.
Теперь бесполезно злиться, бесполезно взмахивать руками и орать, что он не будет этого делать, что это уже слишком, – Курт еще раз читает желание и упирается ладонью рядом с головой Блейна.
- Что у тебя?
- Мне надо в шкафчике написать «Курт + Блейн» в сердечке, – еле сдерживает смех. – Кто бы мог подумать, Курт, что у тебя такая тяга к… – тяга к тому, чтобы оставлять следы. Чтобы быть уверенным в том, что Блейн не исчезнет, не уйдет. Чтобы каждый, кто посмеет всунуть нос в их жизнь, увидел, что на нем уже есть клеймо и его нельзя забрать.
Ничего этого Блейн не успевает сказать, потому что Курт целует его. У всех на виду, вжимая пахом в шкафчики, просовывая руки под спину и жадно облизывая губы Блейна. Ни сопротивления, ни удивления – как будто Блейн тренируется по ночам в поцелуях около кабинета директора – Андерсен шире разводит ноги, пуская Курта ближе к себе, и открывает рот. Столько раз уже целовались, и все равно зубы стучат по зубам от напряжения, и Курт сдавленно выдыхает, дотрагиваясь до языка Блейна и проводя кончиком по небу.
- …хорош, голубки! – Курта хлопают по плечу – недовольно хмурится и нехотя отпускает Блейна.
- Ты бы себя видел, – Блейн касается ладонью губ, запечатывая поцелуй. – Выглядишь слишком довольным.
- Конечно, это ведь мое желание, но, – Андерсен распахивает шкафчик, пододвигая фото Уорблеров, – сейчас мы выровняем позиции на конкурсе глупых счастливых лиц.
Интересно, как давно он ее сделал?.. – очерчивает собственное имя на металлической дверце и поджимает губы, стараясь не выдать себя. Главное не выглядеть как довольная младшеклассница, – Блейн упирается лбом в его плечо и шепчет что-то про банты, классики и волшебные палочки.

*
- У тебя проблемы с эксгибиционизмом! – Курт шипит на Блейна, пряча под столом бумажку. – Может, тебе нужен психотерапевт? Я готов пойти на это, Холли! Я оплачу все счета! - Блейн задумчиво сводит брови, запахивая свой блестящий пиджак.
- Хватит пасовать, Курт. Очень невинное желание. Ну и вообще, после того, что я согласился отыграть эту твою сцену из «Человека-паука»…
- Черт тебя подери, она из «Singing in the rain»… Простите! – Курт прерывает преподавателя и встает со стула, делая шаг в проход. – У меня есть срочное объявление для класса, – двадцать пар глаз вопросительно смотрят на него, и только Блейн изучает потолок.
- Слушаем Вас, мистер Хаммел.
- Мне кажется, я люблю Блейна Андерсена.
- Что, простите?
- Я люблю Блейна Андерсена! Ты доволен, Блейн? – скрещивает руки на груди и отворачивается к окну.
- Вполне, – ловит кисть Курта и подносит ее к губам. – Не очень трудно, правда? – класс гудит, и Хаммел хлопает дверью, выходя из аудитории.
Но ведь, на самом деле, ничего трудного не было: сначала он признался в том, что любит Блейна, самому себе, потом – Блейну, а теперь о его чувствах узнали все остальные… Это довольно логично, – Курт хмуро смотрит на Блейна, закрывающего за собой дверь. Однажды он проснется, а на первых полосах газет будет набрано огромным шрифтом: «Хаммел любит Андерсена». Хотя кого этим удивишь…
- Идем-идем…
- Ты знаешь, что мы прогуливаем занятия?
- Я беру на себя всю ответственность, – Блейн тащит их в мужскую раздевалку, никаких сомнений нет: распахивает дверь, бросает сумки на скамейку и останавливается перед душевыми. – Жди.

Если копнуть глубже, Курту абсолютно не жаль того, что он сделал. Не жаль, что завтра придется идти к Фиггинсу. Не жаль, что теперь он на законных основаниях может носить кличку «Голубой капитан», хотя только-только смирился с «фарфоровым». Не жаль того, что он дал новый повод для разговоров о себе…
У него есть Блейн, который умеет как-то со всем этим справляться. Сильный, смелый Блейн.

- Курт! – Хаммел замирает.
Даже не разделся: он стоит под душем в пиджаке, по которому стекает вода, опустив голову так, что капли собираются на губах и медленно стекают по подбородку. Волосы налипли на глаза, но Блейн не поправляет их, только улыбается, слепо протягивая руку к Курту.
- Это похоже на поцелуй под дождем?
- Это… лучше, – Блейн выпрямляется, чтобы обнять Курта, подставиться под поцелуй и аккуратно положить руки на его бедра, чуть сжимая ягодицы.
Только шум воды в ушах, пока язык ласкает рот, пока ладони забираются под майку, пока пальцы расстегивают непослушный замок куртки. Хриплое «Пожалуйста», когда Блейн вдавливает в стену душевой и лезет ладонью под джинсы, сдергивая ремень.
Горячий лоб упирается в пах, и Блейн плотно прижимается к Курту, заглатывая почти целиком. Колотит не от холода – от необходимости делать все быстрее, чтобы их не засекли; почти болезненные толчки в сомкнутые губы, полустоны в кулак, ахание, когда Блейн меняет угол и головка упирается в туго натянутую щеку, и тягучая пустота внизу живота, когда на красных губах остается белая нитка.

Курт устало опускается на пол – плевать на джинсы, плевать на белье – и привычно кладет ладонь на щеку Блейна.
- Хорошо. Я скажу, чего я по-настоящему хочу. Только после этого – никаких коробок.
- Ладно, – лениво пересаживается ближе и кладет руки на колени Хаммела. – Слушаю.
- Люби меня. Всегда.

Курт прячет такие желания, потому что однажды они могут ранить их обоих.

- Хорошо.

@темы: R, Персонаж: Блэйн, Персонаж: Курт, Фанфики: мини

Комментарии
2012-10-27 в 16:24 

Аластар Эск
Вся истина в орфографическом словаре, курсе евро и том, как ты смотришь на меня.
Как славно написано! :hlop:
Курт чувствуется сильнее, чем Блейн. Сильный, слабый, смелый, робкий Курт, уставший отмываться от грязи.
Идея с коробками - просто блеск :heart: и написано очень ярко, на грани эмоций.
Спасибо!

2012-10-27 в 16:37 

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
2012-10-29 в 21:11 

гоша пряничкин
ОПСТЕЛЬ
Это было здорово и очень-очень вкусно! Спасибо.

   

Klaine Community

главная